Экспедиции

Старая Сарепта - 2017

Клуб DEEPDIG и Призраки пустой морозилки.

(Рождественская сказка о посещении подвалов Старой Сарепты).

Эту сказку счастливую слышал
Я уже на теперешний лад,

Как Иванушка во поле вышел
И стрелу запустил наугад.

Он пошёл в направленьи полёта
По сребристому следу судьбы

И попал он к лягушке в болото
За три моря от отчей избы.

— Пригодится на правое дело! —
Положил он лягушку в платок.

Вскрыл ей белое царское тело
И пустил электрический ток.

В долгих муках она умирала,
В каждой жилке стучали века,

И улыбка познанья играла
На счастливом лице дурака.

 

«Атомная сказка». Кузнецов Ю.П.

 

 

 

 

3 января. Предыстория.

День выдался отличный: волгоградская зима спешила в полной мере заявить о себе, растопив все декабрьские сугробы и покрыв улицы города десятисантиметровым слоем грязной жижи, в которой жизнерадостно плавали яркие блестящие конфетти – отголоски 31 декабря. Ко всему этому добавляем адский ветрище, и получаем погоду, в которую, как говорится, хороший хозяин собаку из дому не выпустит. Однако праздничное настроение не так-то просто испоганить, особенно 3 января, когда душа каждого человека, пробудившаяся, наконец, после необузданных гуляний 31, 1 и 2 числа, так жаждет новогоднего чуда.

И чудо явилось в дом в лице Маркуса, который, конечно, приехал не с пустыми руками. Нам тут же захотелось отведать это многообещающее творение майкопских алхимиков, однако, посовещавшись, решили, что в 8 утра - всё же рановато. Не худо было бы сначала сходить куда-нибудь, выбраться на свежий воздух, прошвырнуться по достопримечательностям, так сказать. Пару минут мы безмолвно смотрели в окно, оценивая процент вероятности вернуться чистыми и довольными после подобной прогулки…

В итоге, в качестве наиболее безопасной во всех смыслах достопримечательности был избран музей «Панорама Сталинградской битвы», куда мы благополучно добрались на машине.

Вечером, после музея, мы, конечно, накатили. Я вспомнила, что уже несколько лет в ящике нас дожидалась спонтанно купленная в магазине Магнит «Стратегическая игра «МЕТРО». Игра пошла хорошо: первые полчаса мы читали весьма объёмную брошюру с правилами, пытаясь запомнить хотя бы пятую их часть. Надо сказать, создатели не поскупились очень подробно расписать сюжет и снабдить его потрясающими иллюстрациями. Вкратце, суть игры в том, что четверо полицейских пытаются поймать злого колдуна-чернокнижника, бесчинствующего в тоннелях московского метрополитена. При этом колдун может убегать тайными подземными ходами, а также через магические порталы, применять заклинания и творить себе приспешников, не забывая попутно выкладывать в ряд карточки с названиями станций, через которые он прошёл, и открывать их, если полицейские посещают эти станции. Короче, игроку, взявшему на себя ответственную роль колдуна, не позавидуешь. Всё запомнить и применить на практике – крайне сложно. Первое время, мы честно пытались соблюдать все правила, но с какого-то момента начали действовать больше интуитивно, и игра стала заметно веселее.

К чему же я всё это? А, так вот, новогоднее настроение, посещение «Панорамы», игра в «МЕТРО», и вот уже разговор плавно повернул в русло обсуждения былых и будущих заземлений. И вдруг мы вспомнили про Сарепту! Когда-то, 10 лет назад, … В общем, об этом написан другой отчёт. Он находится ЗДЕСЬ. А пока, Скамп открыл ноутбук и нашёл расписание новогодних мероприятий в Старой Сарепте. Оказалось, что среди множества экскурсий, затесалась одна, уникальная, не повторяющаяся ни в один другой день, кроме 4 января, с манящим названием «ПОДЗЕМЕЛЬЯ»…

4 января. Странные животные.

Несмотря на довольно нетрезвое состояние, мы успешно дозвонились в музей и записались на интересующую экскурсию. Весёлая женщина сообщила мне по телефону: «Вы не переживайте, будет интерактивчик!»

Наступило утро 4 января. И оно было странным. Мистические события стали происходить, начиная с момента, когда ровно в 9:45 прозвонил мой будильник, заведённый на 9:00.

В половине третьего мы загрузились в электричку и весь час пути до Сарепты провели в волнительном ожидании «интерактивчика».

Выйдя на станции Красноармейская, мы пересекли дворы, расположенные на пути к музейному комплексу, и оказались уже практически на финишной прямой, как вдруг… Голубь, сидевший на бордюре слева от пешеходной дорожки, неожиданно шмякнулся прямо под ноги Маркусу.

- Чувак, ты, похоже, ешь не те семена!

Мы обошли странную птицу, которая, тем временем, как ни в чём не бывало встала на лапки, встряхнулась и взлетела на крышу двухэтажного здания по правой стороне улицы. Я предчувствовала что-то нехорошее, поэтому отстала от остальных и посмотрела на голубя. Он посидел на крыше пару секунд, потом кубарем скатился к краю и эффектно шлёпнулся вниз на тротуар. «Это что, голубь с таким звуком упал?» - спросил Скамп. «Ну да», - грустно ответила я. Птичку было очень жалко, но помочь ей мы ничем уже не могли и двинулись дальше через площадь к зданию кассы музея. Было довольно зябко, но больше не от холода, а от серости, перебравшейся с зимних туч на крыши домов, стены, тротуары и лица прохожих.

В главном здании музея было людно. Все толпились вокруг интерактивного табло и стояли в очереди в кассу. Меня выбрали парламентёром от нашего скромного коллектива и тоже затолкали в очередь. Вскоре я оказалась в комнатушке с двумя кассиршами:

- Вы у нас что хотите?

- В подземелья!

- Алкоголь употреблять будете?

- А что, можно? - неожиданный вопрос поставил меня в тупик. – Тогда будем, конечно!

Я купила три билета на шестичасовую экскурсию по подземельям, а также три билета на общий осмотр экспозиции (чтобы скоротать время ожидания), и отдельно оплатила фотосъёмку. Когда я уже собиралась выходить из кассы, вторая женщина-кассир закричала:

- Девушка! Подождите! А путеводители! Возьмите ваши путеводители!

- Почему на них какое-то привидение нарисовано? - я с удивлением изучала обложку.

- Как почему? Что значит почему? У нас же тут привидения живут! Вы разве не знали? У нас же битва экстрасенсов была здесь! Они приезжали, нашли портал в другое измерение и закрыли его! Но привидения всё равно появляются! Вам про них на экскурсии обязательно расскажут.

- Вы вот это всё слышали? - я вышла в холл к Скампу и Маркусу.

- Ага. Просто жесть. С каких пор здесь привидения завелись?

- Как с каких? С «Битвы экстрасенсов». Ничего, всё правильно. Должны же не столичные музеи как-то деньги в кризис зарабатывать.

Мы выбрались на улицу и взяли курс на первое здание для осмотра, согласно нашим оккультным путеводителям. Это оказалась «Общинная управа» (XVIII в.). На окошке около крыльца сидел рыжий кот невероятных размеров, чистый и ухоженный, как будто на улице он оказался совершенно случайно. Выразительные жёлтые глаза смотрели как-то совсем не по-кошачьи, в них светился отблеск вековой мудрости, собранной по крупицам из самых тёмных уголков всех 27 строений музейного комплекса. На секунду мне показалось, что не кот смотрит на меня, а Призрак первого директора музея… Я достала телефон и начала неистово фотографировать потрясающее животное. Однако Кот счёл фотосъёмку унижающей его достоинство и повернулся ко мне задом. Лишь совместными усилиями с Маркусом нам удалось снова вернуть его внимание и закончить портрет.

В здание бывшей Общинной управы мы зашли вчетвером: Кот, Скамп, Маркус и я. Вместе поднялись на второй этаж, где расположена Немецкая Библиотека. Смотрительница зала, увидев кота, схватила его на руки, погладила и выставила за дверь. Однако зверь не сдавался. Он дождался, пока мы стали выходить, и снова проскочил в библиотеку. И снова женщина поймала и отправила его в коридор со словами: «Ну, иди же ты, погуляй хоть немножко!» Мне стало ясно, почему у кота такой философский взгляд: да он же из Библиотеки не выходит, книжки читает! Ещё и на немецком, наверное.

Лестница не заканчивалась на первом этаже и уходила в подвал. Скамп с Маркусом решили взглянуть, что там внизу, одним глазком. Я осталась ждать. За мной по ступенькам грустно спускался кот. Я решила, на всякий случай, взять его на руки, чтобы предотвратить возможный скрип от его прыжков по ступенькам, если бы зверь решил в третий раз прорваться в библиотеку. Однако кот увернулся от моих объятий и начал неистово тереться об дверь, которая просто дико заскрипела. На шум вышла гардеробщица. И я, понимая, что сейчас Маркус со Скампом спалятся, встала в дверной проём, на ходу решая, как отвлечь внимание на себя:

- Жирный он у вас! Будто всем музеем кормите! - как можно громче заявила я и показала пальцем на кота.

- Да нет. Он на улице почти всё время, - словно оправдываясь, проговорила женщина. – Рыжий, иди-ка, погуляй!

Тем временем, ребята успели вылезти из подвала. Не ясно, заметила их гардеробщица или нет, но виду она не подала. В подвале ничего интересного с исторической точки зрения не оказалось, так как он был отремонтирован и приспособлен под какие-то офисные нужды.

Дальше путеводитель привёл нас в «Дом сарептского аптекаря» (XVIII в.), где можно осмотреть экспозицию «Быт сарептянина», посетив несколько жилых комнат. Пока мы находились в вестибюле и внимательно рассматривали образцы древних лекарственных трав, откуда-то доносился странный монотонный звук. Скамп, обладающий фантастическим слухом, раньше всех обратил на него внимание. Сначала мы решили, что где-то за стеной идёт экскурсия, и просто у экскурсовода простуженный хриплый голос. Через пять минут, голос настораживал нас всё больше, потому что в нём стало отчётливо слышаться хрюканье. При этом смотрительница сидела на стуле и, казалось, ничего необычного не замечала…

- Что за чертовщина?

- Свинка хрюкает!

- Откуда тут свинка, блин?

- Ну так Портал! Не зря же экстрасенсы приезжали!

Решив не поддаваться бредовым мыслям, мы провели расследование, в результате которого в Доме аптекаря, через стенку от основной экспозиции, было выявлено несомненное присутствие трогательного зоопарка. Причём не мистического, а вполне себе настоящего, со свинкой, слава богу.

Наконец, мы добрались до основного выставочного зала музея, расположенного в «Торговой лавке Гольдбаха» (XVIII в.). Там я приобрела брошюру «ИСТОРИИ, ЛЕГЕНДЫ, СКАЗКИ САРЕПТЫ», один из главных составителей которой – В.Н. Медведев. Да, тот самый Медведев Виктор Николаевич, который 10 лет назад так радушно принял нас с Голосом Разума и показал единственный оборудованный на тот момент сарептский подвал. Замечательный всё-таки человек!

Время близилось к половине шестого. Нужно было торопиться, чтобы не опоздать к началу экскурсии. Но мог ли кто-то предположить тогда, какие мистические и страшные события будут происходить с нами в ближайшие несколько часов?..

Подвалы и Призраки.

Не теряя времени зря, мы спустились в винный погреб торгового дома Гольдбаха. Подвал оказался большим, с высоким сводом из красного кирпича. Посередине стоял длинный деревянный стол с лавками, по периметру были расположены пирамиды винных бочек разного размера и прочие приспособления для хранения вина. В одном из углов помещения был столик поменьше, и два красивых деревянных стула с резными спинками. Кроме того, мы сразу обратили внимание на два проёма в стенах, закрытых кусками материи. За одним из них оказалась лестница вверх (видимо, альтернативный способ доставки в подвал продуктов). Вторую нишу мы сразу не проверили. Отвлеклись на фотосъёмку. Скамп разложил штатив, а мы с Маркусом театрально уселись на резные стульчики, взяв в руки зачем-то стоящий там фужер и пустую бутылку. Несколько минут прошли в полной тишине. И вдруг, в тот момент, когда фотоаппарат уже завершал обработку последнего кадра, и мы собирались вставать, отчётливо послышались шаги. В подвале, кроме нас, никого не было. Все взгляды тут же обратились к проёму в стене, который мы не проверили. Казалось, занавеска слегка колышется… Мы осторожно приблизились, и Маркус отдёрнул ткань. За ней оказалась крохотная каморка, до половины заваленная хламом, среди которого преобладали пустые бутылки, а ещё там стоял… ХОЛОДИЛЬНИК. Старый, советский, двухкамерный. Нижнее отделение было закрыто на навесной замок, а в морозилке мы обнаружили ещё целую кучу пустых бутылок и ярко-красную воронку. Никакого прохода дальше из этого помещения не было. Если, конечно, не считать проходом холодильник, за закрытой дверцей которого вполне мог скрываться тот самый портал в другое измерение. Я поёжилась. Шагов больше не было. Однако мы решили дольше не задерживаться и покинуть странный подвал. Уходя, Скамп заметил у стены отдельно стоящую бочку, на которой были рассыпаны монетки. Вероятно, это посетители оставляют на удачу, или чтобы ещё вернуться.

На улице совсем стемнело и похолодало. То, что ещё вчера было внушительным слоем грязи, замёрзло и превратилось в ледяной аттракцион «не соскользни под машину». Благо, и прохожих, и автомобилей на Площади Свободы в тот вечер было крайне мало. Мне очень хотелось пить, и Маркус вспомнил, что видел где-то за углом маленькое злачное «бистро». Мы нашли его и купили два стакана крепкого сладкого чёрного чая. Мысли о привидениях начали постепенно отступать. Ну мало ли, что может почудиться 4 января в старинном мрачном подвале XVIII века. Допив, наконец, чай, мы вошли в здание администрации музея и стали ждать начала экскурсии. Народу была тьма. Наконец, ровно в 18:00 появились наши экскурсоводы: Иван Юрьевич* и Иван Иванович*. Всех присутствующих попросили расписаться в журнале по технике безопасности, аргументируя это тем, что экскурсия новая и довольно опасная, так как некоторые подвалы не оборудованы и в них нет электрического освещения. Затем нас разделили на две группы примерно по 15 человек, чтобы каждый подвал посещать меньшей толпой. Наша группа отправилась на улицу вместе с Иваном Юрьевичем. Он вывел нас к центру площади и рассказал немного об истории Старой Сарепты и обычаях немцев-гернгутеров. Потом уже вместе с Иваном Ивановичем мы спустились в первое подземелье – подвал Дома незамужних сестёр и холостых братьев, где ныне находится Касса и администрация музея.

Подвал, тот самый, который мы посещали 10 лет назад, сейчас был оборудован в качестве экспозиции времён викингов. В древних нишах, служивших когда-то гернгутерам стенными шкафами, расположились шлемы, щиты и прочие предметы соответствующей тематики. Иван Иванович рассказал, что когда-то Дом незамужних сестёр и Дом холостых братьев были двумя отдельными зданиями (что, кстати, вполне логично). Позднее их соединили центральной кирпичной вставкой. Сотрудники музея предполагают, что подвалы двух домов могли быть связаны между собой. А там – кто знает…

Мы снова переместились на улицу и поменялись экскурсоводами со второй группой. Иван Юрьевич остановил нас на пятачке перед входом в Дом Аптекаря и вдруг продекламировал:

- А ведь вы только представьте! Во время Гражданской войны Сарепта была одним из центров красного движения. На нашей площади Свободы сам Троцкий выступал с броневика! - в глубине его глаз загорелся огонь Революции, и я в полной мере прониклась уважением к этому человеку. Восхищаюсь увлечёнными людьми, и ничего не могу с этим поделать.

Наконец, преодолев гладкий ледяной подъём, мы подошли к торцу здания, и экскурсовод открыл дверь в подвал. Он оказался довольно большим и состоял из двух помещений. В былые времена здесь хранились лекарства, продуктовые запасы аптекарской семьи, и сушились целебные травы.

Из Дома аптекаря, уже с Иваном Ивановичем, группа переместилась в подвал Дома председателей общины. Когда-то это был Дом пастора. Есть версия, что в общине немцев-гернгутеров дом пастора был соединён подземными ходами с подвалами домов всех жителей общины, чтобы священник мог в любое время контролировать жизнь своей паствы. Честно говоря, нам эта теория показалась довольно сомнительной. Ведь соединить все дома подземными переходами – дело очень затратное и трудоёмкое, а жители общины, сколь бы набожными они не были, вряд ли страстно желали, чтобы за их личной жизнью постоянно кто-то наблюдал. В советское время подвал Дома пастора был отремонтирован. В нём располагались различные партийные учреждения, в том числе штаб ЧК. Подвал очень крупный. В стенах мы обнаружили несколько отверстий, через которые просматриваются параллельные проходы. На вопрос: что за этими отверстиями, конкретного ответа получить не удалось. Когда мы заканчивали осмотр, Иван Иванович сказал, что этот подвал – единственный, в котором он чувствует себя не комфортно, особенно, когда находится там один. Возможно, всё дело в призраках расстрелянных здесь людей…

В 4 подвал Гостевого дома Беккера (XVIII в.) мы спустились уже всей огромной толпой. Здесь явно проводились какие-то оккультные мероприятия, так как в первом зале на столах были расставлены канделябры и свечи, а также в левом дальнем углу красовалась какая-то фигура в белом балахоне (хорошо, что хотя бы без косы). Во втором зале нам рассказали несколько традиционных сарептских легенд: о бедной дочери Крауствурста и механическом рыцаре, о призраке владельца гончарного завода Ниденталя, о таинственном ограблении библиотеки в доме Лангерфельда.

- А ещё у нас странный случай был. Когда мы готовили этот подвал к Хэллоуину, решили тут несколько фотографий сделать, а потом на одной из них увидели призрачную белую фигуру слева от стола…» - сказал Иван Иванович.

- Так она вот и сейчас тут стоит, - бесцеремонно заметил Скамп, разрушив своим высказыванием всю мистическую атмосферу, которую стремились создать экскурсоводы.

Я, тем временем, отделилась от остальных экскурсантов и подошла к Ивану Юрьевичу, стоявшему в сторонке. До этого, в начале экскурсии, я уже поинтересовалась, не проводились ли какие-нибудь новые раскопки за последние 10 лет. Ответ был отрицательным. Причём Иван Иванович и Иван Юрьевич путались в показаниях и делали акцент на двух совершенно разных причинах бездействия администрации музея: отсутствии вышестоящего разрешения и недостатке финансирования. В любом случае, какая бы причина не была первостепенной, обе они ставят на исследованиях крест.

- Скажите, Иван Юрьевич, а Президенту вы писали? К Президенту непосредственно обращались за помощью?

- Нет. Президенту не писали, - он посмотрел на меня взглядом, в котором отчётливо прослеживалось недоверие и какое-то непонимание: «Что ты несёшь, женщина? Президенту? Зачем? Вот если бы Троцкому… Я бы написал!»

Поняв, что продолжать разговор нет смысла, я вернулась к ребятам, чтобы поучаствовать в фотосессии с «призрачной белой фигурой».

Ми-ми-ми! И секреты Холодильника.

Пятый подвал ожидал нас в Доме колониста (XVIII в.). Он был небольшим и оборудованным под проведение квестов. С потолка на крюках свисали какие-то малопривлекательные шкурки животных, вдоль стен были разложены черепа и прочие неотъемлемые атрибуты пугающей мистической атмосферы. Мы втроём оказались зажаты в уголок. Иван Иванович рассказывал о том, что в советское время вентиляционное окошко заложили кирпичом, и подвал сразу стал «мокнуть», а также об интересном факте, на который мы, кажется, даже не обратили внимания: ни один подвал в Сарепте не повторяет контуры дома, под которым он расположен. Я прилагала максимальные усилия, чтобы не пропустить ни одного слова, и поэтому не сразу заметила, как на меня смотрит стоящий справа Скамп.

- Что с тобой?

- Ты это сказала?

- Что сказала?

- Ми-ми-ми! Кто-то только что сказал ми-ми-ми. Но мы тут в углу одни, сзади стена.

- Нет. Вообще-то я слушала экскурсовода. И ещё я в здравом уме. С чего бы мне говорить ми-ми-ми? - я улыбнулась и, честно сказать, не придала особого значения этому инциденту.

Группа организованно покинула тесный подвал и вереницей направилась по заледеневшему покатому тротуару к Дому Гольдбаха, где нас с нетерпением ждал Иван Юрьевич. По пути я начала прикалываться над Скампом, которому, как я считала, мерещилась всякая чушь. Как вдруг в диалог вмешался Маркус.

- Так. Подожди. Так это не ты сказала?

- Да что ж такое! Ещё один! Ты тоже слышал?

- Да. Ми-ми-ми.

Мне стало как-то не по себе. Они стояли с разных сторон от меня и что-то слышали. Но я слушала экскурсовода. Остаётся лишь два разумных объяснения этому: либо Привидение позади нас вышло из стены и сказало: «Ми-ми-ми», либо Привидение вселилось в меня и я, в трансе не помня себя, сказала: «Ми-ми-ми», что тоже не очень хорошо.

Тем временем, мы спустились в подвал лавки Гольдбаха. Для нас троих это было уже во второй раз за день. Там вся группа расселась по лавочкам вокруг стола, а одна женщина замешкалась и в итоге решила примоститься на стульчик поодаль. Иван Юрьевич неодобрительно проговорил:

- Нет. Сядьте, пожалуйста, вместе со всеми.

- Да мне и здесь удобно.

- Это же стулья XIX века!

Женщина сконфуженно переместилась на лавку. Я сидела, закрыв лицо руками, и изо всех сил старалась не рассмеяться: боже мой, мы ведь устроили фотосессию на музейных экспонатах!

Наконец, экскурсовод заговорил. В тишине и сумраке старинного подвала он рассказал о том, что именно здесь был обнаружен портал, который закрыли экстрасенсы, и что находится он под бочкой, засыпанной монетами. Так же мы узнали, что в Лавке Гольдбаха обитает миролюбивый призрак, и работники музея регулярно оставляют ему угощения: пиво и хлеб. Пиво Призрак выпивает, а вот к хлебу ни разу не притрагивался.

- Наверное, это рыжий кот за пивом приходит, - предположила я.

- Рыжего мы сюда не пускаем.

Ну ладно. Не пускают, так не пускают. Это было не так важно. Гораздо интереснее было узнать про Холодильник. И, словно, услышав наши мысли, кто-то из группы поинтересовался:

- А что за той шторкой?

- Там продолжение подвала. Проход в другое большое помещение, - сказал Иван Юрьевич. - Только там небезопасно. Потолок может сойти. Поэтому туда туристов не водят.

Мы с ребятами переглянулись. Он не сказал, что там подсобка. Выдумал историю про какой-то ход и продолжение подвала. Зачем? Чтобы создать иллюзию бесконечности сарептских тоннелей? Или всё-таки он этого не выдумывал… Я повернула голову. Занавеска была неподвижна. Что же там за ней? Существует ли в реальности тот Холодильник?

- Недавно у нас в этом подвале случился инцидент, - продолжал Иван Юрьевич. - Во время экскурсии как раз из-за этой шторки появились два светящихся шара и стали летать над головами людей. Все страшно перепугались, включая девушку-экскурсовода.

Картина сложилась. Экстрасенсы просто закрыли не тот портал! Настоящий портал в другое измерение – в Морозилке! И поэтому сейчас в Сарепте царит такой трансцендентный бардак: падающие голуби, коты-библиофилы, Призраки, пьющие пиво, Призраки, не пьющие пиво и говорящие «ми-ми-ми», светящиеся летающие шары, хрюкающие свинки в совершенно неожиданных местах (хотя конкретно свинки здесь, пожалуй, не при чём). Какой простор открывается для разного рода оккультной деятельности!

Пост Скриптум.

Стрелки часов приблизились к восьми. На улицах близ площади Свободы было темно и пустынно, совсем как глубокой ночью. Тротуары негостеприимно сверкали холодным ледяным блеском в тусклом свете фонарей. Наша группа медленно и осторожно двигалась к Дому Глича и последнему седьмому подвалу. Он оказался маленьким. Потолок когда-то пытались штукатурить, но ничего хорошего из этой затеи не вышло: большая часть штукатурки отвалилась, придав помещению неухоженный вид. Почти весь подвал занимали два огромных стола с лавками по периметру. На каждом столе лежало несколько бараньих черепов, раскрашенных в яркие позитивные цвета. Стояли подсвечники со свечами. Всей толпой в тридцать с лишним человек мы расселись по лавкам. Наших экскурсоводов здесь уже не было. На их место пришла какая-то женщина. Она рассказала грустную сарептскую легенду о Призраке кормящей матери. Потом принесли глинтвейн и замечательные имбирные пряники. Экскурсия закончилась…

Мы вышли на улицу и направились к остановке маршруток, делясь по пути своими неоднозначными впечатлениями. В одном сошлись единогласно: это была точно самая странная экскурсия, на которой нам когда-либо приходилось бывать.

- Так, после этого горячего яблочного сока я теперь хочу Нормальный Глинтвейн!

- Да, глинтвейн подвёл. А вот прянички были вкусные!

- Тогда едем в магазин за вином и специями!

Бесконечный час мы добирались до центра в битком набитой маршрутке. Непроглядную скучную тьму за окном иногда неожиданно разрывали сверкающие гирлянды новогодних ёлок. Но и только. Было время поразмыслить. И я думала о том, что после этой поездки в Сарепту вопросов стало больше, чем ответов. К древним легендам о подземных ходах добавились легенды о привидениях. И не только легенды. Наверное, когда мы снова приедем, лет через десять, сотрудники музея уже войдут в контакт с инопланетянами. Всё может быть… Главное, как говорится, верить.

P . P . S . В этом отчёте 90% - правда, 10% - художественный вымысел. Что есть что – решать читателям. Однако в одном можно точно не сомневаться: экскурсия была необычной и очень интересной. "Интерактивчик" удался! За это – отдельное спасибо нашим экскурсоводам, клубу Глич и всем призракам Старой Сарепты!

* - настоящие имена экскурсоводов изменены в целях сохранения конфиденциальности.

 

18.01.17. Среда.

Айслин.





назад


           Диггеры Нижней Волги